Истории ботанических открытий - Джон Бартрам. Или, как к нам попали некоторые виды гортензий!

Категория: ROOT Дата публикации: 2017-12-21

Ко многим растениям в наших садах мы привыкли настолько, что не задумываемся о том, как они туда попали, какой долгий путь прошли к нам из дикой природы, какой ценой где, кем и когда были обнаружены, и  сколько пустынь, гор, морей и океанов пересекли прежде, чем попали в руки энтузиастов-ботаников, ботанические сады и питомники, а оттуда в городские скверы и парки и сады цветоводов-любителей.

Многие из нас любят и выращивают гортензии. Часть видов этих замечательных растений попала в наши сады из Северной Америки, а часть из Юго Восточной Азии.

Истории открытий, а по другому не назовешь,  многих растений достойны пера романистов, по ним можно снимать увлекательные сериалы. В них будет все – и опасности, и приключения, и схватки с туземными племенами, и любовные истории, а порой болезнь и смерть. Мир был суров к своим первооткрывателям, для его ислледования были необходимы настойчивость, терпение, выносливость, мужество и отвага. Сегодня их имена стали названиями растений, о чем мы порой даже не подозреваем.   Хотелось бы вернуть их былую славу, а миру забытые или малоизвестные имена.

Одним из таких  имен будет имя Джона Бартрама, основателя первого ботанического сада Северной Америки, ботаника-самоучки, благодаря стараниям которого Европа получила около 200 видов американских растений, а у нас в садах появились гортензия древовидная и дуболистная, кальмия, североамериканские рододендроны и магнолии, а также многие другие деревья, кустарники и цветы.

История появления гортензии как вида восходит к третичному периоду, когда леса покрывали большую часть северного полушария. Раскопки на Аляске, в Калифорнии и Орегоне показали, что гортензия росла в Северной Америке от 40 до 70 миллионов лет назад. Находки в Азии говорят о том, что она росла в Китае 25 миллионов лет назад. Название гортензия произошло от греческих слов “гидро” - вода и “энгион” – сосуд для жидкости, что напоминает о пристрастии растения к влажным почвам. Впервые гортензия была завезена в европейские сады из Северной Америки. Это был сорт Гортензия Древовидная (Hydrangea arborescens), открытый Джоном Бартрамом в 1732 году.

Английская гравюра, изображающая лист гортензии дуболистной, обнаруженной в 1770 году у реки Алабама и отправленной Уильямом Бартрамом в Лондон.

Но обо всем по порядку.

Джон Бартрам (1699-1777) был представителем третьего поколении квакеров-колонистов в Пенсильвании. Бартрам получил очень базовое образование – основы чтения и письма, но всегда выказывал живейший интерес и любовь к природе, а также страсть к научным исследованиям.  С 10-и лет проявилась увлеченность растениями, раз увидев, он не забывал их никогда и знал все, кроме правильных названий т.к не имел книг, где бы мог их прочесть. Знание лекарственных свойст не раз помогали Бартраму лечить не имевших возможности получить врачебную помощь соседей.

Расширяя свой кругозор через друзей в Филадельфии Бартрам получил первые книги по ботанике, написанные в те годы на латыни. Для их чтения он нанял преподавателя латыни и когда мог выкроить свободное от работы на  родительской ферме время, посвящал его расширению ботанических знаний.

В 1728 Джон Бартрам продал унаследованную от дяди ферму, а взамен купил у шведских поселенцев-колонистов 102 акра земли на берегу реки Скулкилл в четырех милях от Филадельфии. Путем осушения он превратил заболоченные земли в плодородные луга. Разумно используя севооброт и удобрения  Бартрам вскоре стал собирать больше урожая, чем все его соседи. В 1730 он разбил на территории  фермы небольшой сад  и с этого момента начал систематический сбор самой большой коллекции североамериканских растенй в мире.

Джон Бартрам отличали удивительные настойчивость и оптимизм. На лодке, верхом, а порой и пешком он добирался  на востоке до Новой Англии - регионе на северо-востоке США, включающий в себя штаты: Коннектикут, Мэн, Массачусетс, Нью-Гэмпшир, Род-Айленд и Вермонт, на юге до Флориды , а на западе до озера Онтарио.

В 1732 году Бартрам познакомился с местным торговцем - членом кружка Бенжамина Франклина, принадлежащим к числу самых просвещенных граждан Филадельфии. Торговец был в свою очередь знаком с британским натуралистом и естествоиспытателем Питером  Колинссом, проявлявшим острый интерес к ботанике, а в особенности к растениям Северной Америки и пытавшимся таким образом утолить свою жажду в их приобретении.  И хоть он время от времени и снабжал Колинссона новыми семенами и корневищами, объем их поставок был явно недостаточным. Торговец прекомендовал  Колинссону своего товарища Джона Бартрама.  С этого момента началась их живая переписка и плодотворное сотрудничество, продлившиеся долгих 38 лет. Каждый раз, когда выдавалась свободноая минутка, Бартрам отправлялся в окрестности своей фермы на поиски новых растений. Он высаживал их в своем саду, а излишки – семена, корневища и целые растения отправлял Колинссону  в Англию по цене от пяти до десяти гиней за ящик. В Англии коллекции Бартрама очень скоро нашли самый широкий сбыт и попали в руки таких известных садоводов как Филип Миллер, автор знаменитого «Словаря садовода», сэр Ханс Слоан, чьи коллекции послужили основанием для создания Британского музея  и барон Петре – крупнейший  коллекционер североамериканский деревьев и кустарников в Европе.

Для удовлетворения запросов своих корреспондентов Батрам стал устраивать все более дальние экспедиции. Так в 1735 году он дошел до истоков реки Скуллкил.

Большинство путешествий было совершено после уборки урожая т.е. осенью в наилучшее время для сбора семян и растений. Все поездки были выполнены Бартрамом за собственные средства поскольку основным источником его доходов по-прежнему оставалась ферма.

Коллинсон же в свою очередь снабжал Бартрама книгами, помогающими ему классифицировать собранные растения, он также письменно представил Бартрама Карлу Линнею и ряду других европейских и американских натуралистов.

За долгие годы у Бартрама в Европе появилось множество последователей, а в Северной Америке сад Бартрама стал центром взсонимодействия с Европой в вопросах ботаники, садоводства и обмена растениями. Здесь же испытывались передовые агротехнологии, которые он разрабатывал на основе собственных наблюдений, а также знаний, полученных из книг и в результате переписки с многочисленными абонентами. Его сад посещали заинтересованные в естественных науках путешественники со всего мира, с которыми он охотно вступал в беседы и делился бесценным опытом и наблюдениями.

Для обогащения европейских садов американскими растениями Бартрам сделал в 18-ом веке столько, сколько никто другой в мире. До 1734 года, когда Бартрам отправил Колинзу свою первую посылку, в Европе было интродуцировано только порядка 300 североамериканских видов, а за годы активности Бартрама еще 320. С высокой доли вероятности можно предположить, что от 150 до 200 видов растений было получено именно от него.

Ящики Бартрама становились знаменитыми и каждую осень регулярно отправлялись Питеру Коллинсону, через которого распространялись широкой сети клиентов. Обычно они содержали более 100 разновидностей семян, а порой высушенные образцы растений и окаменелости. Транспортировка живых растений  была делом более сложным и дорогим, поэтому они предназначались исключиельно для Коллинсона и узкого круга доверенных корреспондентов.

В 1738 Джон Бартрам отправился в Виргинию и Блу Ридж,  преодолев за 5 недель 1100 миль и ни разу не ночуя дважды в одном городе.  Он совершил более короткие поездки на побережье Нью Джерси, в его малонаселенную южную часть, для которой характерны леса низкорослых хвойных пород, а также к кедровым болотам южного Делавара.

Благодаря этим исследованиям вклад Бартрама в науку был столь велик, что Бенджамин Франклин и другие видные граждане Филадельфии начали сбор средств чтобы позволить ему сосредоточиться исключительно на обнаружении и сборе «растений, деревьев, цветов и других природных продуктов». К сожалению из-за возражений  одного из граждан сбор был прекращен и Батрам так никогда и не получил финансовой поддержки, о которой так мечтал, и не имел средств на развитие исследований, кроме собственных. 

Тем не менее летом 1742 года он отправился в Ка́тскилл — горный хребет в северных Аппалачах, в юго-восточной части штата Нью-Йорк, в 1743 через Пенсильванию до индейских территорий в штате Нью-Йорк до городка Осуиго на озере Онтарио и до озера Лейк Джордж.

К 1750 году Бартрам стал знаменит. В Лондоне зачитывались рукописными копиями его журналов, а описание его путешествия в округ Онондага штата Нью-Йорк было опубликовано в Лондоне в 1751году.

Завершение Франко-индейское войны существенно расширило территориии Великобритании в Северной Америке и Бартрам немедленно приступил к их исследованию. В 1761г. Бартрам отправился в экспедицию по притокам Огайо и к малым рекам Виргинии. В 1764 он обратился за помощью в сборе средств на экспедицию во Флориду к своему другу Коллинсону и в результате его протекции получил от короля Великобритании Георга ІІІ пожизненный титул «Королевского ботаника» и стипендию  55 фунтов. С тех пор семена и растения из коллекций Бартрама стали появляться в Королевском ботаническом саду Кью, а также в ботанических садах Оксфорда и Эдинбурга.

Хотя по заверенияю Бертрама, сумма была недостаточной в 1765 в сопровождении сына Вильяма – впоследствии знаменитого ботаника и орнитолога, из Чарльстона через Джорджию Бартрам отправился во Флориду, по пути делая заметки о почвах и собирая коллекцию деревьев, растений и ископаемых.

Именно во время этой поездки им была обнаружена великолепная  Franklinia altamaha, которая никогда с тех пор не встречалась в дикой природе и сегодня существует только в виде потомков образца, привезенного Бартрамом в свой сад.

Большинству открытых Бартрамом растений были присвоены имена известных ботаников Европы. Сегодня он больше всего известен благодаря открытию и введению в культуру широкого спектра североамериканских цветущих деревьев и кустарников, включая виды кальмии, рододендронов и магнолий.  Бартрам впервые занялся культивированием растения-хищника венерина мухоловка. Его имя присвоено роду мхов – бартрамий и нескольким растениям – североамериканской Ирге Бартрама и субтропическому дереву коммерсония Бартрама, произрастающему на побережье восточной Австралии, Вануату и Малайзии.

На родине Бартрам со своим другом Бенджамином Франклином выступил соучредителем Американского Философского общества. Его сад долгие годы служил источником удовольствя и познания для таких выдающихся деятелей США как Томас Джефферсон и Джордж Вашингтон. Они пережили своего основателя и продолжали процветать под присмотром трех поколений Бартрамов.

Бартрамс Гарден существует и сегодня. Это не только ботанический сад в Пенсильвании , но и ежегодно увеличивающееся сообщество людей, объединенных общей целью и любовью к растениям людей.

Вот изложенная на двух страничках история многолетний экспедиций, нелегких походов, открытий и уникальных находок. Благодаря Джону Бартраму в наших садах появиллась гортензия, а откуда появилось само название «гортензия»? Об одной из возможных версий мы поговорим в следующий раз....

Автор статьи - Елена Троян.

 

 

.

 

Оставить комментарий

Введите символы с картинки